Главная | Регистрация | Вход | RSSСреда, 07.12.2016, 02:47

Учителя Алматы

Меню сайта
Категории раздела
Биология [28]
ИЗО [12]
Профессиональное обучение [6]
Внеклассное чтение [16]
География [22]
Духовные ценности [10]
Если хочешь быть здоров [48]
Информатика [58]
История [48]
Иностранный язык [99]
Книжная полка [49]
Компьютер-бум [10]
Казахский язык и литература [181]
Математика [85]
Мир науки [11]
Моя Родина - Казахстан [42]
Музыка [97]
Начальная школа [399]
Общество семи муз [12]
Психологический клуб [11]
Русский язык и литература [129]
Родительское собрание [11]
Творческая личность [20]
Технология [21]
Физика [20]
Химия [31]
Экологическое воспитание [13]
Самопознание [35]
Наш опрос
Считаете ли вы результаты ЕНТ справедливыми?
Всего ответов: 1521
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Людмила1879

Каталог статей

Главная » Статьи » Мастерская учителя » Русский язык и литература

Поэтические миры «на трещине эпохи»

 Людмила Мананникова

 Музыки смутное эхо

Как часто в суете сует мы бываем слепы, не успеваем остановиться и оглянуться, увидеть красоту окружающего нас мира. И не подозреваем, что мир этот многогранен, бездонен, интересен, полон красоты. Поэты помогают нам этот мир увидеть. Мало того, каждый настоящий Поэт создает свое поэтическое пространство, в котором очень интересно побывать.

Вот и на этот раз я открыла новую книгу Валерия Михайлова «Угол сердца» («Аониды, Алматы, 2008 г.)  и попала в новую, очаровательную и совершенно незнакомую мне страну.

В каком загадочном государстве проживает Поэт?  Наверное, он и сам затруднится ответить на этот вопрос. Давайте же почитаем его стихи и попробуем открыть – страничка за страничкой -  это удивительное пространство.  

А в нем так много прекрасного и необычного.  Там нежная золотая пыль и поезда, мчащиеся среди звезд, солнце на золотой волне и лягушки похожие на Будд. Там летает уставший простуженный ангел, а сизые стрекозы шьют свои сизые узоры в лесной тишине…

Там

…Шум дождей, отзвучавших шагов,

Дальний шорох безвестных дубров,

Гул времен и прошедшего зов,

Отблеск памяти крапчатый…

Вдумчивый Читатель, читая томик стихов Михайлова,  может сделать для себя множество открытий.  Но сколько бы не всматривался он в этот мир вместе с Поэтом, понимает, как много в нем тайн  и как нелегко найти разгадку жизни (а Поэт ищет именно ее).  Веками думают люди  над тем, что такое Вечность и Бесконечность времени, что есть Душа и умирает ли она вместе с человеком, есть Бог или его придумали люди себе в утешение?  Зачем жить и совершенствоваться, если все равно умрешь? 

Задача  Поэта – подойти к ответам на все эти неимоверно сложные вопросы  хотя бы немного ближе. Понять человека, у которого «дымится в потемках души столп свечения вечного…».

Когда читаешь стихи Михайлова, веришь – Поэт от Бога, он что-то понимает в жизни больше, чем мы. И иногда кажется – вот-вот, и мы узнаем вместе с ним тайны Жизни, но… они вновь и вновь ускользают от нас.  Бог, считает Поэт, крепко хранит свои тайны.

Валерий Михайлов чутко  всматривается во все явления, которые его окружают. Для него интересны  огонь и облака, горы и степь, ветер и клеверок в поле. Но особенно внимателен он к птицам, муравьям, бабочкам, стрекозам, в которых, возможно, чувствует родные души.

Вот бежит куда-то, торопясь, всегда чем-то озабоченный рыжий муравей, вот сизая в дым стрекоза прилепилась нечаянно к кресту и бессмысленно (а может, это только нам кажется) пялит глаза «на самую горькую тайну». Вот  галка «все летит и летит, будто знает куда, будто свет и покой впереди, Будто ангелы птичьи бросают ей встречь поцелуи…»

Очень мне нравится стихотворение «Птицы». В нем  пророчит сова-ворожея, орел-эпик мыслит, воспаряя на ледяную вершину, воробей бренчит на балалайке и смеется над скучной прозой мира… Вчитываешься в стихи и понимаешь: это не птицы, это мы  с вами – живем, любим, страдаем, смеемся… А вот это разве не замечательно?                                                                                        

А иволга поет на дивной флейте,

Она рисует в звуках акварель.

Налейте ей вина, скорей налейте –

И никогда не кончится апрель.

Поэт «на ты» с этими удивительными существами, и, кажется, знает их язык.  «На ты» он и со своим последним другом - осенним костром, которому  готов отдать свою душу… В мире Поэта все время звучит «смутное эхо музыки», он слышит  шорохи и вздохи звезд, трепет сиреневого ветра…

Вероятно, беда наша в том, что мы очень редко прислушиваемся к языку нашей Души, которая все время о чем-то с нами говорит, пытается до нас достучаться. Увы, тщетно. Мы ее не слышим. Мы заезжены ежедневной текучкой, борьбой за место под солнцем или хлеб насущный, стремлением стать успешными или приобрести новую престижную машину.

Но не зря, когда нам плохо, когда мы чувствуем себя не уверенно или нас затягивает суета сует,  психологи советуют погружаться в томики стихов любимых поэтов… «Любишь стихи – не сорвешься на дно». Не пробовали?  Стихи нынче не модны?  Очень советую. Уверяю:  окунувшись с головой  в мир Поэта, вы выйдете из него совсем другим человеком, с другим восприятием  жизни. Потому что чтение хороших стихов нужно для разговора с собственной душой, для ощущения углов своего сердца, у которого, как известно человеку-прагматику, углов нет… Ведь настоящий  Поэт живет как бы мне времени, земная суета сует его не касается, ему ближе разговор со звездами…

…Читаю удивительное стихотворение Валерия Михайлова, посвященное Велимиру Хлебникову, и мне кажется, что эти слова можно адресовать и самому Поэту:

Священник пылкий полевых цветов,

Птиц собеседник, облаков избранник,

Небесной воли бескорыстный странник,

Земных не знавший никаких оков…

И заметьте, я только приоткрыла книгу Поэта… А сколько там еще чудного и прекрасного отыщете вы…  

  Какое нынче время года у нас в умах и на дворе? 

Следующая книга  -  «В тисках рассудка и души» Константина Гайворонского (Издательство «РАПСОД», 2008 г.) Повесть в стихах.

Я села и прочитала её,  не отрываясь.

Поэт вспоминает о прожитой им жизни, размышляет о нынешней.

Он также пытается ответы на вопросы,  от которых не уходит ни один  человек. Есть ли Бог? Зачем мы живем? Что будет после смерти? Существуют ли рай и ад? Будет ли наша душа жить вечно? И если потом - пустота - какой в нашем существовании смысл? Куда торопимся?

К. Гайворонский пытается отвечать на эти вопросы довольно  оригинально.  Он пишет повесть-сон  в стихах,  в размере пушкинского «Евгения Онегина». (Вспомните школьную классику: «Мой дядя самых честных правил…») Мы словно погружаемся в уже знакомое нам (пушкинское) поэтическое пространство, возвращаемся в дом, который любим с детства.

 В повести-поэме есть, например,  такие главы: «Бог и люди», «Для нас бессмертие чревато», «Упрек Гоголя», «Ангел над хатой», «Ноль времени», «Душа есть даже у пространства» и так далее.

В самом начале замечаем:  наш Поэт слегка устал от своего уже долгого  жизненного пути (хотя, конечно, как на эту «длину» посмотреть), но в отличие от серьезного Валерия Михайлова, не склонного шутить, думая над вечными проблемами, пытается вырваться  «из тисков рассудка и души», не растеряв по дороге чувства юмора и сарказма.

Сразу же ловлю себя на мысли, что повесть Гайворонского – хороший сценический материал, и будь я режиссером, обязательно бы поставила ее на сцене. Так и представляю себе Господа в модном костюме, сидящего в  не менее современном офисе где-то на облаке и наблюдающего на экране монитора за людьми.

А впрочем, вряд ли Бог в тревоге.

Как говорилось, дав зарок,

Он отстранился, чтобы впрок

Попридержать свои советы,

Как поступать нам. В прежни леты

Он преподал бы нам урок,

Ну а сейчас, когда грехами

Планета наша обросла

(иммунитет уже у зла),

рукой махнул Он, мол, хотите

Живите эдак, так живите,

Вас слишком много, несть числа

На западе и на Востоке,

За всеми разве уследишь,

Советами не удивишь…

Поэт во всех заморочках нашего мира пытается разобраться вместе со своим старым другом и учителем, замечательным профессором Бериком, интеллигентом-переводчиком, выгнанным сначала из университета, а затем и вовсе  ушедшим в мир иной, что, впрочем,  не мешает ему посылать поэту письма, запечатанные сургучом,  в прозрачных конвертах с крестом и свечой. Причем не мысленные, а реальные.  

Профессор Берик  говорит о себе так:

- Поэт на то и Поэт, чтобы осмысливать наш мир, чтобы видеть в нем то, что порою не замечают другие. Чтобы не четко отвечать на вопросы, а задавать их… Поэт берет на себя ответственность на судьбу мира.

«Все трещины мира проходят через сердце поэта», - сказал Гёте.

Наблюдая за жизнью, наш Поэт приходит к интересному выводу: во всём виновата… причина. Не будет у людей причин совершать какие-то поступки, всё может сложиться иначе.

В отличие от Валерий Михайлова, Гайворонский не спешит удалиться в свой мир, замкнуться в собственном  поэтическим пространстве, он постоянно держит руку на пульсе времени.

Ох, до чего ж литературу

У нас в отчизне довели!

Пустыня на краю земли.

Болото, топь, пустые лица,

Что впору взять и застрелиться,

И рухнуть в степь, на ковыли…

И также, как предыдущий Поэт, он ищет Слово, которое от него по-пацанячьи сбегает, не дается в руки… А Слово ему нужно, чтобы опять-таки ответить на мучающие его вопросы, например, что такое Время. Поэт стремится «поверить алгеброй гармонию», что мне, как математику по образованию, очень даже понятно.

Итак, что вечность? – Твердый ноль.

К тому же вечность – бесконечность.

А какова моя в ней роль?

Пока живой я, - никакая.

Покой на даче, тишина.

Весной хмелею без вина;

Траву в руке перебирая,

я думаю, что, умирая,

Мы съединяем времена.

Есть, над чем задуматься?

Но Поэту рассудка все же оказывается маловато, он упорно пытается найти нечто среднее арифметическое между душой и разумом, причем опять не без усмешки:

Блаженным быть – не знаю, право,

Математически сухой

Ум недоволен: «К совершенству

Тянись со мной, а не к блаженству».

«Блаженным будь, мой дорогой», -

Душа подсказывает тихо

По-матерински в тишине…

Любопытны рассуждения поэта о времени и возрасте.

Он вообще предпочитает быть  «на ты» со временем и  пространством, и, с детства очарованный мифами,  взобравшись на Олимп, берет совершенно блестящее  интервью у… Аполлона. Ведь в  фантастическом  пространстве Поэта это делается запросто!

А Аполлон, также как и Господь, у Поэта вполне современен (я представляю его в джинсах от модного французского кутюрье) и в курсе наших сегодняшних затруднений. Он знает, например, о нашей общей беде, о том, что сегодня «отдельные (поэты – Л.М.) поют, что знают, другие знают, что поют».

Также как и В. Михайлов, К. Гайворонский признает загадочность нашего существования, но признает весело, понимая, что без мистики «жизнь монотонна и пресна». Так, сравнивая времена года с  четырьмя мастями в покере, восклицает: «Какое нынче время года у нас в умах и на дворе?»

Вообще в повести много совершенно блестящих  четверостиший, которые хочется обязательно процитировать, и, хотя цитатами я, кажется, слегка злоупотребляю, вновь не могу избежать соблазна. Например, такое:

Я жил на трещине эпохи,

Разверзлись времени истоки,

Эпоха накренилась вбок.

С Константином Гайворонским до этого времени мы были знакомы лишь шапочно, и, честно говоря, проза его мне всегда казалась несколько тяжеловатой. Стихи же получились  на удивление лёгкими, как воздух. Что и должно быть. (Маятник резко качнулся из одной стороны в другую.) Но  это совсем не говорит о легковесности стихов. У меня создалось впечатление, что я гораздо лучше узнала и Поэта, и человека Гайворонского. Ведь многие его мысли оказались созвучными моей душе. Хотя это ведь истина – чем искреннее поэт или писатель пишет о себе, тем больше – о всех нас и о своём времени…

В книге нельзя пропустить ни одной строчки. Иногда всё понимается  и принимается не сразу, порою надо  возвратиться и какие-то строки  перечитать заново…

И еще существенно. Начав с того, что наша жизнь мрачна и несовершенна, Поэт после многих попыток – удачных и не очень – разобраться, что есть мы, наше Время, Душа, Вселенная, Бог,  заканчивает свою повесть-поэму на оптимистической ноте. 

Жизнь – полусон. А смерть – проявка

Того, что виделось в миру.

Лопату в руки я беру,

Под огурцы копаю грядки.

Весна на свете! Все в порядке,

а может даже и к добру.

Жаль, у меня нет дачи…  

Поэт с метлой и на полставки  звездочет 

Бахытжан Канапьянов  также  открывает нам, простым смертным, окно в волшебное пространство, в котором мы живем,  но которое, в силу слепоты своей,  не замечаем.

Мне слово мое нагадали

На строчках святого шитья.

Мелькнула цыганкою в шали

Бездомная муза моя.

И прячась строкою в дискету,

Проступит на той стороне

Тот образ, что виден поэту

В небесном предутреннем сне. 

Что это? – думаю я. -  “Цыганский” дар предвидения, голос свыше, который говорит с Поэтом вопреки пространству и времени? А может быть, Поэт – это посланец из будущего, который, опередив время,  пришел к нам, людям, чтобы сказать нечто важное, о чем-то предупредить, что-то напомнить?

...Между людьми и явлениями жизни Бахытжан  каким-то седьмым чувством улавливает свои, как он говорит, “небесные связи”. Соединяет несоединимое.  Вот он пишет о школьнице, которая,  сняв трубку телефона-автомата, слышит трубный зов журавлей. Это, конечно же, сам  Поэт  ощущает свое родство с журавлями, летящими в небе, со своими далекими предками, чувствует целостность мироздания.

В зрачке стрекозы (опять же стрекоза – самое загадочное создание природы!) Поэт  видит сынишку чабана, “что выскочил из мелководной речки, дрожит и льнет всей робостью овечьей к груди широкой старца валуна”.

“Зеленый дом” – так называется легкое, почти  воздушное стихотворение об учебе Поэта на Высших литературных курсах в стародавние времена. Стихотворение  легкое, хочется сказать, “штрих-пунктирное”. Создается ощущение, что, когда Поэт его писал,  в руке Поэта находилось невесомое старинное гусиное перышко. 

Почему “зеленый дом” – понятно. Потому что здесь учатся, потому что “молодо – зелено”. Потому что зеленый дом – дом, открытый для поисков, находок, любви, разочарований.

Но, на взгляд поэта, “зеленый дом”,  это и не совсем обычное учебное заведение, ведь  недаром оно располагается близ Патриарших прудов. В доме этом  скрывается нечто таинственное, булгаковское, волшебное – ведь всем ясно: в обычном здании нельзя готовить поэтов и писателей.

Здесь духовная пища в избытке.

В тайнах серого вещества

Не одну совершает попытку

Экзистенция существа.

И еще больше - «зеленый дом»  связан  «небесной нитью» с Останкинской башней, которая, всем известно, ведет прямо в небо...

Вы никогда не попадали с острия Останкинской башни прямо на облако? К сожалению, я тоже. Хотя, понимая,  что излишний пафос о звездном предназначении поэтов и писателей ни к чему, Поэт вдруг неожиданно, как это он умеет делать, улыбается:

При талантах на гения голод

Дом испытывал (так оно есть).

Зацепился здесь ангел за провод,

Телебашня не приняла весть. 

 Ангел, зацепившийся за провод. Как неожиданно, весело и блестяще!

...Бахытжан протянул мне несколько листов: вот, возьми, это новые стихи. Читаю подряд.

Я словно чувствую реальность “волшебной страны  поэта”, ее осязаемость.

Душа, что наполнена светом,

Промытая светом душа

К небесным восходит сюжетам,

Небесною пылью шурша.

Чувствуете очарование этих строк: “небесною пылью шурша”?

В свою “волшебную страну” Поэт способен попасть когда угодно: сидя за рулем автомобиля, на песчаном берегу реки, стоя на балконе дома.  В этом мире смуглая луна приплывает слушать бормотание горной речки, а воздух пропитан таинственной драмой.

 Волшебный мир Поэта заселяют, кажется, обычные люди, но обладающие неожиданными талантами. И особый у них талант - к Добру. К человеческому состраданию.

Например, мусорщик в его стихи  пришел  как бы из сказок Андерсена, ему подвластно все.

Пока не проснулся мой город,

По дворикам мусорщик ходит.

То заглянет в окошко,

То в старую подворотню

Забытое горе уводит,

Забытые грезы...”

А вот это стихотворение – как сюжет для небольшого рассказа. Вернее,  для небольшого фантастического рассказа, а, может быть, и повести, - что-то в духе  “Альтиста Данилова” Владимира  Орлова.

Задумалась: почему на память пришел  именно “Альтист”? Наверное, потому что это мой любимый роман, и еще потому,  что стихотворение так и называется – “Останкино”. А у Владимира Орлова именно в районе Останкино происходят всякие чудеса, бродят различные  домовые, а главный герой альтист Данилов  является “демоном на договоре”.

Представьте – кинотеатр, ночной сеанс, шпиль бетонной башни, уходящий в неведомое, спутники, летящие навстречу НЛО. И какая-то незримая нить связывает Поэта, только оставившего свою лодку в Останкинскому пруду, с этой башней, - шпиль ее отражается в воде рядом с ним. В поисках чего-то, что неясно еще ему самому, он заходит в кинотеатр на вечерний сеанс,  и… находит то, что искал:

У входа сторож слова –

Поэт с метлой и на полставки звездочет.

Поэт нам подарил Сюжет.

***

Вот что когда-то написал великий сказочник Ганс Христофор Андерсен  о поэзии:

“В капле воды, взятой из лужи, кишит целый мир живых существ; сутки – капля, выхваченная из будничной жизни, тоже содержит в себе целый мир в картинах, полных красоты и поэзии. Открой только глаза и  гляди! Провидец-поэт и должен указывать на них, или, лучше сказать, как бы накладывать на них микроскоп, чтобы сделать их видимыми”.
Хочется надеяться, что “волшебная страна” наших поэтов  будет существовать всегда, и через сотни лет  читатели будут с таким же с трепетом, как  мы сейчас, открывать их томики. А  может,  где-то там, в  пятом измерении, через много-много лет поселятся их души,  которые будут жить вечно…

Судьба поэта –

Божий знак.

Стихи его – под взглядом неба.

И почву разрывает злак.

И вкусен черный ломоть хлеба.

Категория: Русский язык и литература | Добавил: teacher-almaty (10.01.2009)
Просмотров: 1498 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 teacher-almaty   (10.01.2009 06:52)
Уважаемые коллеги! Если вас заинтересовали книги, о которых я рассказываю, сами поэты, вы хотите посвятить им урок, классный час, вечер, приобрести книги, мы поможем вам с ними связаться.
Алматинцам - организуем личную встречу, учителям из других городов - по Интернету.
Думаю, нашим школьникам будет интересно познакомиться с нашими местными поэтами и их произведениями.
Свое мнение о книгах я, надеюсь, высказала в этой статье.
Удачного вам путешествия в мир творчества!
Людмила Мананникова.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz


  • Copyright "Школа" Интернет-портал "Детство-kz"© 2016
    Сайт управляется системой uCoz