Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 05.12.2016, 09:24

Учителя Алматы

Меню сайта
Категории раздела
Биология [28]
ИЗО [12]
Профессиональное обучение [6]
Внеклассное чтение [16]
География [22]
Духовные ценности [10]
Если хочешь быть здоров [47]
Информатика [58]
История [48]
Иностранный язык [99]
Книжная полка [49]
Компьютер-бум [10]
Казахский язык и литература [181]
Математика [85]
Мир науки [11]
Моя Родина - Казахстан [42]
Музыка [97]
Начальная школа [399]
Общество семи муз [12]
Психологический клуб [11]
Русский язык и литература [129]
Родительское собрание [11]
Творческая личность [20]
Технология [21]
Физика [20]
Химия [31]
Экологическое воспитание [13]
Самопознание [35]
Наш опрос
Считаете ли вы результаты ЕНТ справедливыми?
Всего ответов: 1521
Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мастерская учителя » История

«Мой милый, если б не было войны...»

 [Казинформ]
АКТОБЕ. 21 июня. КАЗИНФОРМ /Мирал Джармухамбетов/ - Когда Мария Сергеевна впервые услышала эту песню в исполнении Валентины Толкуновой, а было это уже через много лет после Великой Отечественной войны, ее буквально всколыхнуло – каждая строчка этой пронзительной песни о судьбе девушки, так и не дождавшейся с фронта своего парня, была о ней.
Первое время она даже не могла спать, вспоминая свою жизнь и того единственного и желанного, возвращения которого она так долго ждала сначала из армии, а потом с войны.
Ещё до встречи вышла нам разлука,
И всё же о тебе я вижу сны.
Ну, разве мы прожили б друг без друга,
Мой милый, если б не было войны…
Он уже должен был демобилизоваться со срочной службы на Дальнем Востоке и вот-вот приехать домой в Каратугай, в то время Родниковского района Актюбинской области, откуда они были родом, но началась война. И их встрече не суждено было состояться. Как в песне: «еще до встречи вышла нам разлука» – рядовой Василий Неверов прямиком с Дальнего Востока направился на фронт. Перед этим, за год до войны, он прислал ей на память нарисованный умелой рукой однополчанина свой карандашный портрет на белом сатине – красивый парень с открытым взглядом, мечтающий о встрече с любимой, семье и детях.
24 февраля 1942 года Василий прислал ей фронтовую открытку. На ней была изображена девочка с красным бантом у раскрытого окна. На оконном тюле сидит красивая бабочка, и девочка любуется ею. И надпись, сделанная Василием: «Моя мечта!». Получив эту весточку от любимого, Мария Сергеевна вспоминала, как они гуляли, взявшись за руки чудесными летними вечерами, как мечтали о своей семье, детях. О том, какие чистые у них были отношения. Он был очень добрый, сильно любил детей и говорил: «У наших детей будут твои глаза, мой нос». На обратной стороне той открытки были слова: «Сбудется ли она?».
…Мечта солдата не сбылась. Василий Неверов погиб в декабре 1942 года под Сталинградом.
Наверно, я до срока стала старой,
Да только в этом нет твоей вины.
Какой бы мы красивой были парой,
Мой милый, если б не было войны…
Они и вправду могли бы стать очень красивой семейной парой. А вместо этого судьба разлучила их навеки. Чтобы нам сейчас понять до конца поступок Марии Сергеевны нужно, наверное, жить в том времени или знать всю глубину чувств молодых людей. И нет вины погибшего солдата в том, что когда на станцию Каратугай пришла «похоронка» на Василия, Мария Сергеевна добровольно пошла на фронт, чтобы «отомстить врагу» за смерть любимого человека.
- В заявлении я так и написала, но на фронт сначала меня не брали: до войны я окончила учительский институт и работала в Андреевке учителем русского языка и литературы. А когда двум девушкам из Андреевки прислали повестки, а мне нет, я снова пошла в военкомат и настояла на отправке.
Но так как поехала она не со своей командой, то попала не на курсы пулеметчиков, на которые была записана вначале, а на курсы поваров в Уфе. Там оставили преподавателем. Она подавала рапорт за рапортом, и только в 1944 году ее направили на фронт. 1-й Белорусский фронт, Польша, Седлец, Варшава, Познань, Берлин. Война для нее закончилась.
Двух родных братьев и любимого человека отняла проклятая война у Марии Сергеевны. В 1945-м же году она приехала в Каратугай, где жили родители. Но здесь была лишь начальная школа. А в Алге, где жила ее сестра, была десятилетка, вот Мария Сергеевна и приехала сюда. В шинели и сапогах. Было ей тогда 26 лет.
С тех пор она и живет в Алге. До самой пенсии она работала учительницей в школе №2. В той самой школе, которая сейчас носит имя летчика-космонавта СССР, Героя Советского Союза В.И.Пацаева. Того самого Вити Пацаева, у которого Мария Сергеевна была классной руководительницей в самый первый год своей работы в этой школе.
Была ли у нее личная жизнь? На войне, бывало, говорит она, мужчины обращали внимание, пытались наладить какие-то отношения. «Но я была слишком взрослой и разумной, а еще…», - здесь Мария Сергеевна сделала паузу и, растягивая слова, как-то очень задумчиво закончила – «я… очень сильно… любила своего молодого человека…».
Уже потом, когда ей было за тридцать она, как сама говорит «родила сына от очень хорошего человека и посвятила свою жизнь ему». Сейчас ее сын полковник российской армии, ему уже под шестьдесят – он закончил в свое время авиационный институт и работает в серьезной отрасли, связанной с авиацией и космосом.
И снова ты протягиваешь руки,
Зовёшь из невозвратной стороны.
Уже ходили б в школу наши внуки,
Мой милый, если б не было войны…
«Я его так любила…. Если бы вдруг он сейчас явился – пусть больной, беспомощный, любой – я бы его приняла, выходила…» - когда слышишь эти слова от 88-летней женщины, все эти долгие годы не забывающей своего погибшего в войну парня, осознаешь безграничную силы Любви в этом мире.
В 1986 году Мария Сергеевна побывала в Волгограде. Она не может вспоминать ту поездку без слез – Мамаев курган, монумент Родины-Матери и слова, звучащие от имени погибшего солдата. И сейчас кажется ей, что это говорил он, ее Василий. Она купила тогда венок, и когда на экскурсионном теплоходе спускались по реке, пустила его по Волге-реке. О чем она тогда думала, глядя в темные воды великой реки, и что говорила, известно только ей...
«Я раньше часто просила у бога: забери меня», - говорит Мария Сергеевна, - но как-то в больнице один аксакал сказал мне: « не проси у Бога смерти, не то он пришлет в твою семью беду. С тех пор я перестала говорить так».
А что касается внуков, то их у нее много. И не только в Алге, но и в Москве, Твери, Минске и даже далекой Италии. Внуками она называет и внучатых племянников. Главное, что они ее все любят и часто звонят и пишут.
Что удивительно, за всю жизнь Марии Сергеевне ни разу не встречалась фамилия ее любимого – Неверов. А несколько лет назад в больнице в Актобе она услышала, как медсестра кричит в коридоре: «Неверова, зайдите на процедуры!». Действительно, как надо любить, чтобы через столько лет буквально остолбенеть, услышав эту родную для себя фамилию. Потом, успокоившись, подошла к женщине, которую назвали Неверовой, и разговорилась с ней. И оказалось, что она сноха сестры Василия, которая оставила себе девичью фамилию и дала ее своим детям. Мария Сергеевна рассказала о себе. Потом была встреча с сестрой, которая хоть и вообще не видела своего погибшего на войне брата, но сердцем восприняла историю жизни и любви своего брата и его девушки. Да, порой жизненные коллизии настолько непредсказуемы и необычны... Эти семьи, несмотря на то, что физического родства между ними нет, сейчас общаются. « Вот так я нашла свою несостоявшуюся родню» - шутит Мария Сергеевна.
Не могу не рассказать еще об одном. Несмотря на возраст, Мария Сергеевна ходит на высоких каблуках. И это не кокетство. Для подобного кокетства, нужно иметь, наверное, как минимум, здоровье. А вот его-то Мария Сергеевна и старается поддерживать. Высокие же каблуки она объясняет тем, что «каблуки заставляют тебя выпрямиться, следить за собой». Еще она утром и вечером делает зарядку, спит без подушки, не признает мягкую постель, не кутается и уже 40 лет, с того времени, когда получила первый инфаркт, соблюдает строгую диету. Пожалуйста, диета от Марии Сергеевны. Ежедневно в рационе морковь, творог и салат, в котором свекла, яблоко, два грецких ореха, по половине чайной ложки меда, растительного масла, сметана. На завтрак – чашка кофе, кусочек батона со сметаной (осенью и зимой с маслом), творог. Мясных потребностей нет, но 1-2 раза в неделю кусочек колбасы. Обед обязательно жидкий. Ужин легкий: салат, картофель. И обязательно утром стакан воды натощак.
30 минут утром и 40-50 вечером гимнастика. По ее словам, у нее было повышенное давление. После занятий гимнастикой стала меньше болеть, пить таблеток, давление стабилизировалось.
Свое долголетие Мария Сергеевна объясняет еще одной причиной: «Один дедушка-казах сказал мне: кто общается со старыми людьми, тот долго живет. Я долго дружила со своей фронтовой подругой Раей, которая жила в Москве. Она умерла в 95 лет. В Алге я в течение 25 лет общалась и ухаживала за учительницей Ольгой Васильевной Весовой, которая прожила 91 год. И, наконец, 26 лет у меня дома жила Анна Мартыновна Потрац, которая умерла на моих руках в 94 года. Видимо, прав был аксакал».
История с А.М.Потрац стоит того, чтобы о ней рассказать. Высланная с Кавказа немка появилась в их семье в Каратугае в 1944 году. Когда в 1949 году отец Марии Сергеевны умер, она решила забрать маму в Алгу. Но немке на поселении Анне Потрац НКВД не разрешил ехать. Не боясь известных последствий, Мария Сергеевна писала письма в НКВД, МГБ и добилась своего – в 1950 году Анне Мартыновне разрешили переехать в Алгу. Позже добилась справки о реабилитации репрессированной семьи. Получив эту бумагу, бедная немка, которую лишили всего: семьи, дома, проплакала всю ночь – она всегда говорила, что так не хочется «умирать врагом народа». Мария Сергеевна никогда не делит на нации. «Есть только две категории людей: порядочные и непорядочные», - говорит она. Очень важным в жизни Мария Сергеевна считает хорошие добрые отношения. С той же Анной Мартыновной за 26 лет они ни разу друг на друга голос не повысили. С 1976 года после смерти чужой по сути немки, но ставшей членом ее семьи, она живет одна.
Никто калитку стуком не тревожит,
И глохну я от этой тишины.
Ты б старше был, а я была б моложе,
Мой милый, если б не было войны…
Ну а последний куплет этой песни не совсем подходит к ней. Дверь ее однокомнатной квартиры «тревожат» постоянно. Часто навещает племянница, ее дети, соседи. Так что забытой всеми она себя не чувствует и от тишины одиночества не глохнет. Со многими родными, подругами и знакомыми, а их у нее много, общается по телефону. К сыну в Россию уезжать не хочет – она привыкла к Алге за 62 прожитых здесь года. Правда, немного подводят глаза. Все-таки возраст дает о себе знать. Но каждый день она останавливает свой взгляд на портрете, с которого молодой и красивый Вася вот уже 67 лет смотрит на свою Машу…
В одном песня права: он, Василий Алексеевич Неверов, был бы старше ее, Марии Сергеевны Сенченко, а она была б моложе – если б не было войны.
А так ей 88 лет, и она стала старше своего любимого уже ровно в четыре раза… .

Категория: История | Добавил: teacher-almaty (24.06.2008)
Просмотров: 2291 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz


  • Copyright "Школа" Интернет-портал "Детство-kz"© 2016
    Сайт управляется системой uCoz