Главная | Регистрация | Вход | RSSЧетверг, 08.12.2016, 01:15

Учителя Алматы

Меню сайта
Категории раздела
Биология [28]
ИЗО [12]
Профессиональное обучение [6]
Внеклассное чтение [16]
География [22]
Духовные ценности [10]
Если хочешь быть здоров [48]
Информатика [58]
История [48]
Иностранный язык [99]
Книжная полка [49]
Компьютер-бум [10]
Казахский язык и литература [181]
Математика [85]
Мир науки [11]
Моя Родина - Казахстан [42]
Музыка [97]
Начальная школа [399]
Общество семи муз [12]
Психологический клуб [11]
Русский язык и литература [129]
Родительское собрание [11]
Творческая личность [20]
Технология [21]
Физика [20]
Химия [31]
Экологическое воспитание [13]
Самопознание [35]
Наш опрос
Считаете ли вы результаты ЕНТ справедливыми?
Всего ответов: 1522
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мастерская учителя » История

Солдат и гражданин

Мир Евразии, № 4 2006 г.

 В истории Алматы много славных имен. Но, пожа­луй, самых известных, о которых молва передает мно­жество легенд, только три - Колпаковский, Зенков, Кунаев. В народной памяти они сохрани­лись, несмотря на воинствую­щую большевистскую ненависть к царскому прошлому и нынешнюю неприязнь постсоветского чиновничества.

Мы хотим рассказать о челове­ке, чьими стараниями и энерги­ей заштатное военное укрепле­ние Верное, заложенное в 1854 году в трех верстах от едва раз­личимых останков древнего по­селения, превратилось в город, со временем ставший третьей и самой знаменитой столицей Со­ветского Казахстана.

ВЕХИ БОЛЬШОГО ПУТИ

В Центральном государствен­ном архиве Казахстана в 44 фонде хранится дело 49117, оза­главленное весьма просто - Гера­сим Алексеевич Колпаковский. Среди аккуратно подшитых до­кументов выделяются плотные листы «Послужного списка». На момент составления, а это 1886 год, Герасим Алексеевич - ге­нерал от инфантерии (пехоты), Степной генерал-губернатор, ко­мандующий  войсками  Омского военного округа, войсковой на­казной атаман Сибирского ка­зачьего войска, кавалер многих орденов и медалей. Впереди его еще ждут «Бриллиантовые зна­ки» к ордену Святого Александра Невского и высшая армейская должность члена Военного Сове­та России.

Родился будущий генерал 4 марта 1819 года в семье мало­поместного дворянина Харьков­ской губернии. Воспитывался в частном пансионате и с детства мечтал о воинской службе. А по­сему и поступил в 1835 году рядовым в Молдинский пехотный полк. Это необычно для дворян того времени, ведь карьера от солдата до полного генерала уни­кальна для царской армии. «Во­енная энциклопедия» 1913 года упоминает еще только одного генерала - Петра Котляревского, который тоже начинал свой рат­ный путь рядовым.

Толкового, исполнительного Колпаковского замечает началь­ство, и он успешно продвигается по службе. С 1840 года он уча­ствует в боевых операциях на Кавказе, в Молдавии, Валахии, Трансильвании.

В январе 1852 года его пере­водят на должность адъютанта к командующему отдельным Си­бирским корпусом генералу Густаву Гасфорду. На новом месте службы 33-летний Колпаковский занялся изучением истории края в архиве Пограничного управления сибирскими киргизами, где свел знакомство с юным вы­пускником кадетского корпусе Чоканом Валихановым.

Здесь, в Омске, Колпаковский прошел важный этап становле­ния будущего военного руково­дителя, гражданского админи­стратора, исследователя и орга­низатора множества научных и хозяйственных начинаний.

НЕПРОСТОЙ РЕГИОН

В наши края Герасим Алексе­евич приехал в июне 1858 года. В укреплении Верное он сменил его основателя майора Максима Перемышльского на посту на­чальника Алатавского округа и пристава киргизов Большой орды. Для майора Колпаков­ского, и особенно для крепости, казачьей станицы и только воз­никающей Татарской слободки, это назначение стало судьбонос­ным. По времени оно совпало с приездом Гасфорда, ставшего генерал-губернатором Западной Сибири. Гасфорд проинспекти­ровал укрепление и в присут­ствии Колпаковского встретился с находившимся здесь Валиха­новым, дабы на месте проверить-выполнение задуманной лично им тайной экспедиции Чокана, переодетого под купца карава­на, в Кашгар.

Политическое положение края было серьезным. Никак не ис­чезала угроза джунгарского на­шествия, все активнее вело себя алчное Кокандское ханство. До прихода русских кокандские от­ряды ежегодно появлялись здесь для сбора дани - зякета. Про­цветала барымта (угон скота). С принятием в 1845 году Старшим жузом российского подданства и появлением в Семиречье во­енных российских укреплений положение стало меняться, и ба­рымта уже не оставалась безна­казанной. Так, когда июньской ночью 1854 года по наущению кокандцев киргизский бий Байсеит Койчибеков угнал 70-80 во­енных лошадей из отряда Перемышльского, на помощь пришел султан Тезек, будущий родствен­ник Валиханова. Он предоставил две сотни лошадей и несколько десятков быков. Через четыре дня отряд казаков атаковал аул Койчибекова в урочище Суук-Тобе и наказал скотокрадов. Сам бий бежал за реку Чу под защиту кокандцев.

В октябре 1855 года из-под стен укрепления барымтачи угнали 213 строевых лошадей. Для поим­ки и наказания воров был снаря­жен отряд сотника Шайтанова из 150 казаков и 230 киргизов под начальством батыра Джантая. В страхе барымтачи успели раз­бежаться, но трофеи были вели­ки. Валиханов в своих записках не без гордости упоминает, что отряд пригнал обратно 300 ло­шадей, 500 верблюдов, 50 быков и коров, 200 баранов. Джигиты Джантая добыли для себя 1000 лошадей, 200 верблюдов, 100 го­лов рогатого скота и 500 бара­нов.

ВОИНСКАЯ ДОБЛЕСТЬ

Временно набеги прекрати­лись, но Кокандское ханство не оставляло мысли изгнать рус­ских за реку Или. Осенью 1860 года до укрепления Верное дош­ли леденящие душу слухи, что за рекой Чу собирается кокандское войско в 20-22 тысячи всадникови тысячи сарбазов (регулярных пехотинцев). Кокандцы, мол, на­столько уверены в победе, что за­ранее распределяют меж; собой жен русских офицеров.

В середине октября армия ко­кандцев перешла Чу и, миновав Курдайский перевал, разгромила Кастекский гарнизон. Отдельные разъезды всадников появились у Илийской переправы и у Верненского укрепления. Нескольких встреченных казаков и казачек зарубили.

Алатавский военный округ был поставлен «под ружье». Спо­собных носить оружие оказа­лось немногим менее двух тысяч. Спешно укреплялись валы  крепости Большой и Малой станиц. На валах установили 12 пушек. Улицы перегородили рогатками. Старикам и инвалидам раздали весь запас винтовок и патронов. Молодых обучали приемам шты­кового боя и стрельбе.

В этой критической ситуации проявился стратегический та­лант Колпаковского. Он не стал дожидаться противника, а вы­шел ему навстречу. Отряд насчи­тывал 800 солдат и несколько со­тен киргизских джигитов. Кроме ружей было шесть орудий и два ракетных станка - прообразов нынешних минометов. Против­ники сошлись у Узунагачского пикета, где Колпаковский вы­брал выгодную позицию на вер­шине пригорка.

Двадцатитысячная армия кокандцев, увидев столь мало­численный   отряд,   ринулась   нательной убылью с нашей стороны произведен в полковники и на­гражден орденом Св. Георгия 4 степени с правом ношения на па­пахе особого воинского знака «За отличие в 1860 году» - такова за­пись в послужном списке Гераси­ма Алексеевича. Через несколько лет на месте победы верненским архитектором Борисоглебским был воздвигнут памятник, сохра­нившийся и по сей день.

Воинская слава Колпаковского впоследствии умножилась взяти­ем кокандских крепостей Токмак, Кастек, Мерке, Пишпек. В 1871 году он командовал войсками при покорении Кульджинского хан­ства, штурмовал крепости Чин-чаходжу и Кульджу. В 1876 году с экспедиционным отрядом завер­шил взятие Кокандского ханства. Но это было как бы в перерывах от мирских земских забот

русский хан

Колпаковский способствовал становлению хлебопашества и огородничества, ставя в при­мер трудолюбивых сартов, под­водивших к своим полям арыки для полива. Особое внимание уделял садоводству и озелене­нию улиц. До сих пор бытует легенда о серебряном полтиннике, выдаваемом за каждое посажен­ное вдоль усадьбы дерево.

Известный алматинский кра­евед Владимир Проскурин слы­шал от старожилов поверье, что генерал Колпаковский, уезжая в 1865 году на новое место служ­бы военным губернатором Се­мипалатинской области, собрал казаков обеих станиц, разбил с ними парк, провел и насадил аллеи. Вернувшись через два года, он увидел сухие ветки и занесенные песком арыки. Со­брал казаков и стал упрекать их в небрежности, а вскоре, схва­тив тяжелую плеть, он принялся их лупить. Казаки повалились ему в ноги и поклялись холить и беречь новый сад. Сейчас это роща Баума, с каждым годом все больше изводимая не менее нерадивыми, но более алчными потомками.

В феврале 1867 года укрепле­нию Верное был придан статус города и не без реляций Колпа­ковского образована Семиреченская область. Пятнадцать лет он был ее военным генерал-губернатором, одновременно не раз исполняя обязанности за­болевшего генерал-губернатора Туркестана в Ташкенте. «Был крут, но справедлив, - говорили о нем не раз собствен­норучно поротые станичники. - Вникал во все дела».

А чиновник по особым поруче­ниям Степного генерал-губерна­торства, камер-юнкер Двора Его Императорского Величества, коллежский советник Алексан­дровский в биографи­ческой справке 20 мая 1900 года писал: «Са­мые разнообразные от­расли народного хозяй­ства поддерживаются и изучаются генералом Колпаковским. Коне­водство, скотоводство, огородничество, садоводство, шелководство, рыбные, соляные, гор­ные промыслы, лесное хозяйство, пути сообще­ния, одним словом, все, что только может содействовать развитию края и благосостоянию насе­ления, постоянно является самой излюбленной задачей Герасима Алек­сеевича...

Он готов взять на себя всякую ответственность, он не боится осуждения и упреков, с достоинством поддерживает свое высокое звание».

В 1865 году незадолго до своей кончины Чокан Валиханов пи­сал Гутковскому: «У нас в степях есть слух, что будто Колпаков­ский назначается киргизским губернатором... Я сам нисколь­ко не удивлюсь всем этим слу­хам и даже готов радоваться, если бы Колпаковского сделали ханом нашим...». Пожелание Чокана сбылось в 1882 году, когда из областей Оренбуржья, За­падной Сибири и Туркестана было образовано Степное гене­рал-губернаторство под нача­лом Колпаковского. Но и из да­лекого Омска, едва услышав о катастрофическом землетрясе­нии 1887 года, уже седой генерал по колдобистой тряской дороге примчался в Верный и лично ру­ководил всеми мероприятиями по оказанию помощи пострадав­шим.

Пройдитесь по старому го­роду. Парк 28 гвардейцев-пан­филовцев, бывший парк Феде­рации или Пушкинский сквер. Центральный парк культуры и отдыха, бывший Казенный сад. Изумительно четкая планиров­ка улиц, засаженных стройными рядами деревьев, которые при­несли пятьдесят лет назад Алма-Ате славу города-сада. Все это дела наших предшественников, где-то руководимых, а где-то и принуждаемых Колпаковским. И как было бы хорошо, если бы он время от времени снова по­являлся на наших улицах, и его тяжелая плеть гуляла по спинам тех, кто вырубает целые квар­талы, кто перекрывает построй­ками меридиональные улицы, лишая город естественной вен­тиляции, кто обезображивает здания самыми нелепыми торго­выми пристройками.

Похоронен Колпаковский в Санкт-Петербурге на Николь­ском кладбище в Александре-Невской лавре вместе с женой Меланьей Фоминичной. На над­гробной плите только даты и имена, без титулов и регалий.

 

Валерий Коренчук - президент фотоклуба «Медео», академик Санкт-Петербургской Петровской Академии наук и искусств

Content-Disposition: form-data; name="sort" 50
Категория: История | Добавил: teacher-almaty (05.08.2007) | Автор: teacher-almaty
Просмотров: 2314 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz


  • Copyright "Школа" Интернет-портал "Детство-kz"© 2016
    Сайт управляется системой uCoz