Главная | Регистрация | Вход | RSSВоскресенье, 11.12.2016, 05:13

Учителя Алматы

Меню сайта
Категории раздела
Панорама [9]
Образование: модели и методы [60]
Управление [1]
Событие [18]
Воспитание и социализация [40]
Ступеньки к школе [11]
Профессиональное обучение [31]
Коррекционная педагогика [17]
Дополнительное образование [101]
Психологическая служба [47]
Родительское собрание [12]
Автограф на память [13]
Семиречье - взгляд сквозь годы [10]
Хочу поделиться [80]
Хроника [0]
Воспитание о образование в разных странах [2]
Наш опрос
Считаете ли вы результаты ЕНТ справедливыми?
Всего ответов: 1523
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Рубрики журнала » Автограф на память

Учителя я сравниваю с садовником
Николай Михайлович Борытко родился в 1958 году в Волгоградской области. Живет и работает в Волгограде, доктор педагогических наук, профессор. Имеет более 350 публикаций, в том числе в одном из российских центральных педагогических издательств — «Академии» — вышло 4 его учебника для педагогов и студентов. Отличник народного просвещения, Почетный работник высшего профессионального образования, член редколлегии журнала «Институт педагогических исследований» в Белграде (Сербия).

По приглашению нашего института Николай Михайлович прочитал ряд лекций педагогам г. Алматы. Сегодня он — гость нашего журнала.

- Вы в первый раз в Казахстан, Николай Михайлович?

- Нет, в Казахстане я был примерно полтора года назад — участвовал в конференции, посвященной профильному обучению. К своему стыду до этой поездки я представлял Алматы небольшим городом, стоящим посреди пустыни. Но когда я вышел из аэропорта и увидел прекрасные горы, то был потрясен. Ваш город — чудо, очень доброжелательные люди.

- В Советском Союзе вот такие визиты ученых к нам с лекциями были не редкость, потом наши страны разошлись «по разным квартирам», связи оборвались. Мы очень рады вас видеть. Связи восстанавливаются?

- Не так быстро, как хотелось бы. Поначалу это были связи на уровне отдельных педагогов — школьных учителей, преподавателей вузов. Да и невозможно было вовсе оборвать их совершенно надуманными, искусственными границами. В этом плане, я думаю, наши правительства повели себя достойно. Возобновление прерванных связей сегодня идет бурными темпами, и, может, даже на более серьезной основе, чем в советские времена. Причем дружба завязывается не только с педагогами бывших советских республик. Я, например, читал лекции в Сербии, в университете Белграда, сам учился в Оксфорде (Великобритания) и Карисе (Финляндия).

- Тема ваших лекций — воспитание в контексте культуры, а мы знаем, что сегодня творится в культуре — и у вас, и у нас. В школе учителя проповедуют одно, а в жизни-то происходит совсем другое. Стеной идет на нас «масскульт».

- Да, когда грянула перестройка, самым страшным был отказ от культуры. Конечно, плохо, что наша культура оказалась в плачевном состоянии, но, считаю, уже хорошо, что мы это видим. Хотя, знаете, культура — это достаточно инертное дело. Ее нелегко и строить, и разрушать. Сегодня и наши, и ваши политики говорят о возрождении культуры, ее развитии, это уже первый шаг. Но, конечно, «сдвиги» эти сразу не ощущаются, и вот здесь-то как раз и нужно воспитание. Потому что продолжатели культуры — это люди. Надо помнить о великой миссии педагога, о которой мы много говорили раньше, о том, что именно он готовит будущее. Одна моя диссертантка вывела закон: «Воспитание не благодаря, а вопреки». Воспитание не благодаря тому, что обстоятельства совершенно замечательные, а вопреки трудностям жизни. Именно тогда человек развивается.

- В последние годы мы о патриотизме как бы забыли. А ведь в советские времена ему уделялось очень большое внимание. Девочкой я не сомневалась, что живу в самой лучшей стране в мире — СССР.

- В том-то и дело, что советская система патриотического воспитания строилась на лозунге «У нас хорошо потому, что у них плохо». Когда обнаружилось, что «у них» совсем не так плохо, система рухнула. Современное понимание патриотизма и патриотического воспитания восходит к традиции, оно лишено политической окраски. Лет десять назад я участвовал в российско-американском «круглом столе». Американцы возмутились: «Почему вы все сводите к патриотизму?» Я ответил: «Мы с вами говорим о разных видах патриотизма. Что такое патриотизм американца? “За мной великая страна, — считает он. — Я горжусь ею, потому что она всегда меня защитит”. “За мной нищая, убогая, полуразрушенная Россия. Если я ее покину, то кто же о ней позаботится?” — это мысли патриота-россиянина. Наш патриотизм — это забота о своей стране, о своем доме, о своей семье, о своих родных и близких». Американцы со мной согласились. Думаю, когда мы помогаем детям почувствовать свою нужность для своей страны, для соотечественников, для родных и близких людей, то мы открываем им будущее и воспитываем в них патриотизм.

- Учитель не должен видеть себя в роли дрессировщика, — сказали вы на лекции. А кем он должен быть, на ваш взгляд?

- Действительно, я против фраз типа «учитель — ваятель духовного мира личности», «инженер человеческих душ». Если уж учителя с кем-то и сравнивать, то, скорее, с садовником. Грамотный садовник помогает растению проявить свои лучшие качества. Он сделает все, чтобы из росточка красивая крона сформировалась. Создаст растению условия, почву подкормит, палочку где-то подставит, где-то подстрижет, но хороший садовник никогда из косточки вишни не будет растить кипарис, он всегда внимателен именно к данному растению. Грамотный педагог также старается не вывернуть ребенка наизнанку, а понять его, помочь ему проявить и развить лучшие свойства, стать успешным.

- Вы рассказывали на лекции, что как-то школьникам дали необычное задание: попросили написать письмо родному лицею. Так вот некоторые написали, что они «ненавидят его и желают ему провалиться сквозь землю». Вы некоторое время были директором гимназии. Вам удалось приблизить гимназию к своему идеалу?

- Я не просто работал в гимназии, я ее создал, а потом трудился в ней 6 лет. И когда вернулся на свою родную кафедру в университет, то потом много лет выслушивал благодарности от преподавателей, которые благодарили меня за хорошую подготовку школьников — ныне студентов. Некоторые из них теперь работают учителями этой же гимназии, другие стали известными людьми. И, конечно же, было очень приятно, когда студенты как-то в сочинении на тему «идеал педагога» написали обо мне.

- Одна моя знакомая директор школы как-то в интервью сказала, что школа должна быть «домом радости». Вы с ней согласны?

- Абсолютно согласен! Хотя, конечно же, школа не должна быть «рестораном» по принципу «чего изволите». К сожалению, не могу и сказать, что все должно быть в ней, как в семье, потому что и в семьях сегодня не все гладко, как хотелось бы, нет тепла. А школа должно быть местом, где тепло. Сейчас моя дочь учится в гимназии, и их классный воспитатель сумела создать в классе теплую доброжелательную атмосферу. А в классе учатся очень сложные дети. Например, во второй класс пришел абсолютно расторможенный ребенок из сложной семьи. Мог по поводу и без повода упасть на пол, биться в истерике. Учительница сумела добиться доброго отношения к мальчику со стороны детей. Сейчас ребята закончили седьмой класс, и я вижу, что «расторможенный мальчик» стал хорошим парнем, хотя знаю, что произошло это, к сожалению, не благодаря семье, а благодаря школе, классному воспитателю. Благодаря ее доброжелательному, доброму отношению к ученикам.

- Я читала, что на Западе в школах не занимаются воспитанием, а просто дают знания. Что воспитание в школе — это из советского прошлого.

- Это абсолютно поверхностная оценка положения вещей. Я был в школах Финляндии, Германии, Великобритании, Сербии и видел, что там как раз-то и занимаются воспитанием. Да, там не занимаются «мероприятийным» воспитанием, я бы так сказал. (В нашем же обыденном сознании воспитание, к сожалению, сводится именно к проведению отдельных мероприятий.) У них воспитание проходит через создание той самой атмосферы школы, в которой ребенок чувствует себя человеком. Настоящим человеком. Не недочеловеком, не будущим человеком, а Человеком. Как С. Я. Маршак написал?

Существовала некогда пословица,

Что дети не живут, а жить готовятся.

Но вряд ли в жизни пригодится тот,

Кто, жить готовясь, в детстве не живет.

Там в школах дети пишут проекты, выпускают школьные стенгазеты, радиогазеты. Ученика там нельзя оскорблять, также как и учителя. Пока у нас, к сожалению, такое есть не везде — мы все родом из прошлого. Ведь для того, чтобы дети чувствовали себя в школе свободными, прежде всего, учитель должен себя чувствовать внутренне свободным человеком. А это труд души. И вообще, что это значит — не будем заниматься воспитанием, а будем просто учить? Чем отличается учитель от радиоприемника? Тем, что его нельзя выключить? Каждый учитель хочет, чтобы к его предмету относились положительно, еще лучше — с интересом, а это уже воспитание. Это просто не реально — в школе не воспитывать.

- Вы говорили, что ребенок обязательно должен знать свои корни. Но часто, когда речь идет об этнопедагогике, у нас ставят юрту, одевают детей в национальные костюмы, готовят бесбармак и дальше этого не идет. А какой смысл вы вкладываете вы в понятие «воспитание от корней»?

- Когда из формы выхолащивается содержание, все превращается в фиглярство, в насмешку. И подобное воспитание дает прямо противоположные результаты. Главное, надо помнить, что любая культура, в том числе национальная, это, прежде всего, традиции. Традиции человеческого общения, которые имеют свое обоснование. Уважительное отношение к женщине, например, или к старшим. Надо, чтобы дети понимали, откуда произошли национальные обычаи и традиции. Вот мы говорим самоопределение. А ведь это означает самостоятельное выставление себе пределов. Система выработанных в любой культуре запретов, которые человек для себя принимает, и делает его свободным. Потому что он знает, в каком пространстве он абсолютно свободен. И когда это преподносится уважительно, с пониманием — это здорово.

Я недавно был в качестве председателя государственной аттестационной комиссии в Кабардино-Балкарии, в Нальчике, жил рядом со студенческим общежитием. И меня до слез растрогало, что из окон общежития постоянно доносилась не западная, а национальная музыка. Студенты включали то, что хотели, их национальная музыка грела. Там, например, есть такая традиция: когда идет взрослый человек, студенты расступаются и приветствуют его. Иду я по темной улице, подростки спорят. Я прохожу, они умолкают, почтительно расступаются. Потом снова смыкаются и продолжают спор. Это все традиции, которые помогают в человеке сохранить человеческое.

В Ростове-на-Дону проводилось комплексное исследование по детям-мигрантам. Так вот там выяснили: для того, чтобы мигранты приняли культуру принимающего народа, в них надо вначале восстановить их собственную национальную культуру. А у чеченцев, к примеру, она была разрушена войной. И русские учительницы стали в чеченских детях восстанавливать по крупицам их национальную культуру. Рассказывали о национальных блюдах, танцах, устраивали вместе с родителями в школах дни чеченской культуры. А когда дети научились гордиться тем, что они чеченцы, они стали делать значительные успехи в изучении русского языка и русской культуры. Это доказано научно, это не лозунги.

- Вы говорите, надо научить ребенка быть успешным. Но быть успешным в сегодняшнем «рекламном» понимании — это иметь дом, машину, дачу, деньги. А что вы вкладываете в это понятие?

- Педагоги для того и нужны, чтобы дети полностью не доверялись глянцевым журналам, которые преподносят успешность именно так, хотя и в этих журналах мы иногда читаем статьи из серии «богатые тоже плачут». Дети должны понимать, что успешный человек — тот, что живет радостно и полноценно, ему не обязательно быть миллионером, так как у него другие удовольствия в жизни: искусство, чтение книг, общение с природой, занятие любимым делом. К сожалению, наши учителя иногда являются ущербными людьми, завидующими богатству своих учеников. Не все, конечно. Классный воспитатель моей дочери одевается не слишком богато, но никто — ни дети, ни родители — не могут назвать ее неуспешной. Ее обожают все. У нее есть внутреннее достоинство. Она не убогая. Она нашла свою нишу в жизни. И она гордится не только своими учениками, но и своими родными детьми, которых воспитывает одна, без погибшего в Афганистане мужа.

- Еще говорят, что дети должны быть лидерами.

- Да не все должны быть лидерами! Нужны и исполнители. Нужны люди, которым тепло жить, и надо сделать так, чтобы они эту теплоту умели находить в своей жизни. Чтобы они могли изменять, по крайней мере, свою ближайшую атмосферу. Были созидателями, то есть умели создавать теплый мир для своих родных и близких.

Вот мы сидим на уроке русской литературы, учительница анализирует «Песню о буревестнике». И соответственно, спрашивает детей: в чем счастье жизни? Одна девочка отвечает: «А разве мама, которая вырастила нескольких детей, которую любят дети и внуки, несчастлива, разве она не состоялась в жизни?». Учительница привыкла по-советски рассуждать великими фразами, но она — хорошая учительница. Поэтому она удивилась, но сказала: «Да, наверное, это так. Просто я не была готова к такому ответу».

- Я где-то прочитала, что многолетняя педагогическая работа даже из самого доброго человека сделает монстра.

- Будучи студентом, я прочитал у С. Соловейчика, что в учителя идут люди с садистскими наклонностями. Обиделся было, но я задумался и понял, что в этом есть доля истина. Ведь первое, чему мы обучаемся, это умению унижать людей. Первый раз в пионерский лагерь я поехал после первого класса, и мне очень не понравилось. Я сказал, что в лагерь не поеду больше никогда.

Второй раз я поехал в лагерь уже вожатым, окончив первый курс педагогического института. В отряде у меня было 47 детей 6–7 лет.  Однажды нечаянно я услышал разговор ребят, в котором меня привлекла фраза «Мы не дети, мы люди!». Они обсуждали отношение к себе со стороны взрослых. При этом вполне разумно приводили различные доводы и объяснения. Вывод, к которому они пришли: «Мы - маленькие люди!» Этот вывод стал для меня «золотым ключиком» в Страну Детства. Но потом обнаружилось, когда мы оскорбляем ребенка, понимая, что он человек, это особенно жестоко. Поэтому педагогическая подготовленность педагога должна сочетаться с его человеческой подготовленностью, с ответственностью.

- Тем более что и педагога часто унижают и оскорбляют.

- Самое страшное, что раб не может быть свободным человеком. Он может быть либо деспотом, либо рабом. И чтобы наши учителя не превращались в монстров, надо сделать так, чтобы учителя могли себе позволить быть достойными людьми. А это в первую очередь обязанность директоров школ, их заместителей, администрации.

- А может, в первую очередь, общества?

- Конечно же, общества тоже, но в первую очередь, все-таки — директор школы, завуч. Да, администрация школы тоже испытывает на себе давление, но она должна понять, что ее работа — обеспечить профессиональное достоинство педагога. Тогда педагоги сделают все, что от них требуется, и даже больше.

- У вас есть сайт, я на него заходила, он хорошо посещается. Вы — компьютерный человек?

- Да, сайт я сделал сам, поэтому он технически не слишком совершенный. Я не удивляю посетителей сайта изысками, но по содержанию он людям нравится. Там я выложил много материалов, хотя некоторые мои коллеги удивляются, почему я бесплатно выкладываю свой труд. Но я же, в первую очередь, учитель…

- А как вы в целом относитесь к Интернету?

- Вообще не представляю, как смог бы жить без него. У меня выделенная линия, на «рабочем столе» выставлен прогноз погоды по Волгограду. 5-6 раз в день снимаю электронную почту. Если мне нужно купить какую-то технику, я в Интернете ищу, что лучше выбрать, сравниваю цены.

- Люди не сведущие  представляют Интернет каким-то кромешным ужасом: порносайты, азартные игры…

- Да, порносайты агрессивны и, кажется, что все остальное такое же. Но Интернет — как и любое орудие. Ножом можно нарезать продукты, а можно зарезать человека. Или так: Интернет — это большой город, где есть все, и каждый выбирает то, к чему он готов. Педагогам надо признать эту реальность, а не плакаться оттого, что реальность наших детей не такая, как в их детстве. И помогать детям ориентироваться в той жизни, которая есть.

- Болезнь педагогов в том, что мы периодически всхлипываем, что окружающая жизнь не так идеальна, как нам хотелось бы.

- Но, простите, если бы все было идеально, зачем были бы нужны мы? Мы как раз и нужны для того, чтобы помочь детям пройти по этой жизни успешными. Чтобы жизнь не задавила человека, а давала ему возможность развиваться.

- Строчка или цитата, которая соответствует вашему сегодняшнему душевному настрою.

- «Порядочный человек — это тот, который делает гадости без наслаждения». Не помню, чьи слова, но они мне очень нравятся. Иногда, к сожалению, обстоятельства бывают выше нас, например, по должности я должен кому-то отказать, что-то запретить, кого-то наказать… Надо уметь при этом не унижать человека. Это помогает и себя сохранить.

- Спросите у себя что-нибудь сами.

- Я периодически задумываюсь над вопросом, не жалею ли, что пошел в учителя? Надо признаться, что в педагоги я попал довольно случайно — я из семьи врачей. Но когда в моей жизни появлялась альтернатива — уйти, например, в бизнес или остаться в педагогике, я всегда выбирал педагогику. Оказалось, это мое, мне это интересно, да и слишком много перспектив в нашей работе, чтобы ими пренебрегать.

- Большое спасибо за интервью, Николай Михайлович, надеемся, что теперь вы часто будете нашим гостем.

 

Интервью брала Людмила Мананникова.
Фоторепортаж с семинара Н. М. Борытко вы найдете в нашем фотоальбоме.

Всех, кто желает ближе познакомиться с трудами ученого, Николай Михайлович приглашает на свой сайт: http://borytko.nm.ru

Категория: Автограф на память | Добавил: teacher-almaty (02.07.2008)
Просмотров: 1625 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz


  • Copyright "Школа" Интернет-портал "Детство-kz"© 2016
    Сайт управляется системой uCoz