Главная | Регистрация | Вход | RSSЧетверг, 08.12.2016, 23:24

Учителя Алматы

Меню сайта
Категории раздела
Биология [28]
ИЗО [12]
Профессиональное обучение [6]
Внеклассное чтение [16]
География [22]
Духовные ценности [10]
Если хочешь быть здоров [48]
Информатика [58]
История [49]
Иностранный язык [99]
Книжная полка [49]
Компьютер-бум [10]
Казахский язык и литература [181]
Математика [85]
Мир науки [11]
Моя Родина - Казахстан [42]
Музыка [97]
Начальная школа [399]
Общество семи муз [12]
Психологический клуб [11]
Русский язык и литература [129]
Родительское собрание [11]
Творческая личность [20]
Технология [21]
Физика [20]
Химия [31]
Экологическое воспитание [13]
Самопознание [35]
Наш опрос
Считаете ли вы результаты ЕНТ справедливыми?
Всего ответов: 1522
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мастерская учителя » Психологический клуб

Прислушайтесь к психологу

Сегодня у нас в гостях  декан факультета педагогики и психологии университета «Кайнар», член редакционного совета «Коллег» Забира Бекешовна Мадалиева, преподаватель университета Олеся Федорович и студентка Инна Артюхова.

Корр: Когда я училась в школе, а это было в 50-60-х годах, страшно сказать, прошлого века, о такой профессии  как школьный психолог, не было и речи. Да и вообще сама профессия считалась каким-то буржуазным предрассудком. Времена менялись. Одно время психологи в школе появились, потом почему-то решили, что они не слишком нужны, потом снова появились…  А что сейчас? По своим наблюдениям я вижу, что даже если психологи в сегодняшних школах  есть, но большинство из них пока ничем особым себя не проявили, журналистов на интервью с ними директора школ вести не торопятся.

О. Федорович:  Вы правы,  в школах сегодня работает очень мало психологов-профессионалов. И для этого есть как объективные, так и субъективные причины. Недостаток квалифицированных кадров, низкая зарплата. Порою психологом в школе становится любой учитель – математик, химик, физкультурник. Пройдет курсы – и уже психолог.

З. Мадалиева: До сих пор нет положения о школьной психологической службе в Казахстане. Мы пользуемся российским. Нет требований, критериев работы психолога в школе. Не всегда работу школьного психолога во время аттестации оценивают профессионалы. Психолог лечит душу человека,  его и должны аттестовать профессионалы и делать это очень серьезно – мы знаем, что у медиков, например, очень основательная аттестация.  Кроме того,  на мой взгляд, надо пересмотреть сами формы аттестации. Начинающий психолог не должен начинать работать в школе  с 8-й категории и получать всего 8-9 тысяч тенге в месяц. Если так будет продолжаться и дальше, хороших специалистов в школах  никогда не будет. Кроме того, мне кажется, что  психолог не справляется с работой в школе потому,  что ему доверяют слишком много учеников.  Но разве может один психолог работать одновременно с тысячью детьми? Минимум в школе нужно 5-6 психологов,  желательно, на каждую параллель. Одному психологу нравится работать с малышами, кому-то – со старшеклассниками, а кто-то с удовольствием будет работать с администрацией школы.

Корр: Как видно из практики, школьные психологи сегодня часто не справляются с трудными ситуациями. Время от времени слышишь о суицидах детей, подростков. Несчастная любовь, конфликтная ситуация дома или в школе, неудачная сдача экзамена. Как школьному психологу предотвратить эти случаи? Как ему заметить, что с тем или иным ребенком не все в порядке, что он не может сам справится с ситуацией, что ему нужна профессиональная помощь?

О. Федорович: Зачастую учителя сами вносят напряжение в ситуацию, со сдачей того же ЕНТ.  Запугивают детей: если ЕНТ не сдашь, то вроде как конец света наступит. В результате ребята боятся ходить в школу,  боятся будущего ЕНТ. Хотя ЕНТ – это всего лишь экзамен. И как мы понимаем, не слишком удачно организованный. Здесь играет роль и элемент удачи, и эмоциональное состояние ребенка, и его умение работать быстро, сосредоточиваться…

З. Мадалиева: Думаю, что психолог должен работать не столько в роли «пожарника»: то и дело «гасить опасную ситуацию», сколько вести профилактическую работу с детьми. Чтобы ребята понимали ценность человеческой жизни, разбирались, что в жизни главное а что второстепенное. Необходимо вооружить детей методиками, а они у нас есть, чтобы они могли справляться со стрессами,  понимали, что любовь пройдет, что экзамен можно пересдать и вообще, как писал Моруа, не путать подгоревший пирог с мировой революцией.

И. Артюхова: Хотя в данное время я учусь в университете, у меня был опыт работы школьным психологом. Когда я пришла в школу, там уже работала психолог, так она сразу дала мне «ценный» совет: будут к тебе приходить родители с претензиями, сразу «отводи» их от школы. Говори: «Сами виноваты. Сами плохие родители».

З. Мадалиева: Конечно, эта установка в корне неправильна. Никогда нельзя говорить однозначно: виновата школа, виноваты родители. Воспитание – процесс двухсторонний, даже трехсторонний. В нем принимают участие педагоги, родители и сам ребенок. Скорее всего, психолог, о котором ты рассказываешь, появилась в школе по ошибке. Судьба детей ее не волнует, она больше беспокоится о своем комфортном существовании. Учитель, в том числе школьный психолог, все проблемы ребенка должен решать в сотрудничестве с родителями.

Корр: Но как я знаю, с родителями проблем порой бывает больше, с детьми. В детском лагере  ребенок поранил пальчик.  Он немедленно звонит по сотовому телефону маме, папе, дедушке, бабушке. И мама (или дедушка) немедленно приезжает в лагерь и начинает там наводить порядок: «Вы у меня тут попляшете!  Всех выстрою! За что мы деньги заплатили!!!».

З. Мадалиева: Что ж, задача психологов работать и с такими родителями. Жаловаться, как говорится, не профессионально.

И.Артюхова: К сожалению, родители сегодня, как правило, очень заняты: они зарабатывают деньги. Считают, что если отдали ребенка в школу или в детский лагерь, значит, как бы сняли с себя ответственность за его воспитание. Но детей  у родителей один, два, три, а сколько учеников у учителя?

З. Мадалиева:  Часто дети своими поступками пытаются привлечь внимание родителей, которого им  не достает. И здесь психолог должен выступать в роли диагноста, консультанта, просвещенца. Он обязательно должен работать с родителями, индивидуально с детьми, с целыми классами, с учителями и администрацией школы. Тут все зависит от инициативы психолога. Если он сторонится родителей, не ходит на собрания, не идет навстречу мамам и папам, то и они к нему подходить не будут. А ведь в  школе можно повесит «ящик вопросов и ответов», куда каждый желающий, будь это ребенок, учитель, родитель, мог опускать письма психологу. Не каждый человек в состоянии вот так просто, напрямую, обратиться к психологу и рассказать о своих проблемах.  Психолог обязательно должен посещать  школьные собрания, объяснять родителям, чем он может им помочь. Я постоянно читаю российский журнал «Практический психолог» и вижу, как в России продвинута психология в школе, как много там  делается.

О. Федорович: Не всегда директор школы правильно понимает работу психолога. Помню, когда я работала в школе, на меня давило руководство: «Почему этот мальчик ходит с длинными волосами, куда, вы, психолог, смотрите?»  Я  была за него ответственна. Хотя как психолог, я считала, что проблема ребенка не в длинных волосах. Мальчик всевозможными действиями, в том числе длинными волосами, старался привлечь к себе внимание. Ну а руководство школы хотело, чтобы мальчик был «как все». Не всегда школьный психолог в своей практике может делать то, что хочет. Порою не знающий психологии директор пытается им руководить.

З. Мадалиева: В этом плане мне повезло. Когда я начинала работать в Каменской средней школе имени Германа Титова Каскеленского района Алма-Атинской области, директором у меня была замечательный педагог Надежда Семеновна Пересыпкина. Она во мне видела  соратника, педагогам говорила: «Давайте прислушаемся, что скажет психолог». Когда администрация школы становится сторонником психолога, ему легче пропагандировать психологические знания. Директорам школ тоже надо давать знания психологии. Если директор психологически грамотен, то он и к психологам, и к учителям будет относиться иначе.

Корр: А если директор не желает нормально относиться к педагогическому коллективу не потому, что психологически не подкован, а потому, что ему нравится работать именно так. Он кричит на учителей, унижает их, не считается с их мнением, не приветствует инициативу. Что в этом случае делать учителю? Городской учитель может плюнуть на такого директора и уволиться. Благо, в городе учителю найти работу можно. А как быть сельскому учителю? Особенно если это учительница, одна воспитывает ребенка, а школа в селе одна. Ведь «мелкие», но ежедневные конфликты, унижение день за днем оседают в нашем сердце, в печени, в почках, ведут к болезням.

З. Мадалиева:  Я бы посоветовала этой учительнице побывать в другой эмоциональной  среде. Ей кажется, что жизнь ее несправедлива,  но стоит ей попасть в другую эмоционально-воздействующую среду, например, в церковь, на кладбище, побыть на перекрестке и посмотреть на нищих, зайти в стационар больницы и увидеть, как люди страдают, она  на события своей жизни посмотрит совсем по-другому. Она поймет, что  жива, здорова, может улыбаться. А начальник не вечен: сегодня работает в школе, завтра не будет работать. Надо уметь себя настраивать на позитивное.

Корр: Я как-то прочла хорошее выражение: «Делай как должно и будь что будет». Но работа учителя, даже не в такой экстремальной ситуации, как я описала, нелегкая. Недаром в прежние времена учителя, как шахтеры и люди других тяжелых профессий, уходили на пенсию раньше общего срока. Что здесь психолог еще может посоветовать учителю? Я читала, что учитель должен постараться в своем кабинете устроить как можно больше комфорта для себя, любимого. Повесить фотографии своих детей, красивые картины, на перемене устроить в классе час тишины и вместе с учениками послушать хорошую музыку.  Выпить на переменке чаю и перекусить что-нибудь вкусненькое…

З. Мадалиева: Это было бы, конечно, идеально.  К сожалению, зачастую учитель не умеет управлять своим эмоциональным состоянием. То же касается и администрации. Психолог должен и может работать по снятию эмоциональной напряженности с учителя. Я 20 лет проработала в школе и где-то на пятнадцатом этой работы году почувствовала, что у меня произошло эмоциональное истощение. Такое бывает с каждым учителем, особенно с тем, который полностью отдается работе. Учителей нужно обучать приемам релаксации,  снятию эмоционального напряжения.  Ему надо любыми средствами учиться мыслить позитивно.  Как можно больше уделять внимания самотерапии: рисовать, писать дневники, письма, слушать любимую музыку, петь. Учитель должен обязательно делать свою «физзарядку». Или сделать так, чтобы в школе была хотя бы одна комната психологической разгрузки для всех. Учитель всегда может туда придти, посмотреть на рыбок, послушать приятную музыку, полюбоваться произведениями живописи.  

И. Артюхова: По-моему, на сегодняшний день это больше фантастика,  чем реальность. Во всяком случае, когда я в школе, в которой работала, заговорила на эту тему, мне сразу дали понять, что на это нет средств.   Аквариум с рыбками в школе может быть что разве в кабинете биологии…

З. Мадалиева: У нас сейчас в соседнем кабинете идут занятия по  телесно-ориентированной терапии.

Корр: А что это такое?

…– Известно, когда мы злимся, то напрягаемся, а когда счастливы и довольны, наше тело расслаблено. Если мы научимся управлять своим телом,  то мы научимся управлять и своими эмоциями, снимать мышечные зажимы. У психологов много интересных методик. И они могут их применять как для учителей, так и для учеников. Попробуйте расслабить мышцы, улыбнуться. В таком состоянии вы ни о ком не будете думать плохо.

Корр: А что вы думаете по поводу литературы «Сам себе психолог»? Я иногда думаю: если бы подобная литература появилась раньше, сколько ошибок можно было бы избежать!

З. Мадалиева: Думаю, надо читать все книги, которые тебе нравятся, которые помогают жить. Открывать томики со стихами, перечитывать Пушкина, Толстого, Тургенева… Кому-то поможет и серия «Сам себе психолог». Книги Надежды Правдиной, например, или Луизы Хей. Мы отталкиваемся от того, что все в руках человека, ему многое дано. Мне, например,  очень нравятся книги Ялома «Лжец на кушетке», «Когда Ницше плакал». Кому-то по душе Николай Козлов, кому-то Свияш, кому-то Литвак.

Корр: Ваши пожелания учителям.

О. Федорович: Я желаю учителям вечного самоусовершенствования, и терпения в работе.

И. Артюхова: Использовать различные формы работы, заниматься самоанализом. Быть успешным, востребованными учениками, учителями, родителями. Ни при каких обстоятельствах не  опускать руки,  не бояться обращаться к школьному психологу.

З. Мадалиева:  Во всяком случае – не опускать руки. Если вы работаете в школе, значит, вы на голову выше тех, кто убежал из нее. Как бы вам трудно не было, верьте: все ваши усилия  вернутся сторицей. Даже если  вы поможете хотя бы одному ребенку, значит, оставите какой-то след в его жизни – это уже удача. Успехов всем, удачи и  больше творчества. И еще – полюбите  себя, занимайтесь  самотерапией. Больше уделяйте  внимания своему психическому здоровью. Наше здоровье – в наших руках. 

Категория: Психологический клуб | Добавил: teacher-almaty (01.08.2007) | Автор: teacher-almaty
Просмотров: 3262 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 Олеся8636   (27.01.2015 07:16)
"Зачастую учителя сами вносят напряжение в ситуацию, со сдачей того же ЕНТ.  Запугивают детей: если ЕНТ не сдашь, то вроде как конец света наступит. В результате ребята боятся ходить в школу,  боятся будущего ЕНТ. Хотя ЕНТ – это всего лишь экзамен. …" хотелось бы спросить, а почему зачастую именно учителя вносят напряжение в ситуацию???

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz


  • Copyright "Школа" Интернет-портал "Детство-kz"© 2016
    Сайт управляется системой uCoz